Odradek
рейтинг: 0+x

Уровневый компас или "как мы в КВЗ закулисье изучаем"

Внимание:

В данном документе содержатся материалы, предназначенные для публикации в тематическом выпуске газеты "Лиминальная правда", посвященном работе Научного отдела КВЗ. Сотрудникам пресс-службы запрещается распространять данные материалы без официального разрешения доктора А. Тиботеля.

Примечание редактора: данная статья составлена на основе воспоминаний сотрудников Научного отдела, принимавших участие в исследованиях объекта А-… «Уровневый компас». Опираясь на определенные, описанные ими, события, автор ставит перед собой цель раскрыть и описать некоторые ключевые особенности, присущие научному процессу в Закулисье.

С самого момента нахождения компаса, сотрудники КВЗ неоднократно предпринимали попытки изучения данного прибора. Понимание принципов работы столь полезного и эффективного устройства привело бы к ощутимому продвижению в исследовании экзотических физических процессов, характерных как для уровней кластера А, так и для всего Комплекса в целом, а также несомненно стало бы огромным прорывом в области разработки новых методов навигации в Закулисье. Организация серийного производства уровневых компасов невероятно упростила бы жизнь многим исследователям и простым странникам. Руководствуясь этими соображениями, нетрудно объяснить крайне высокий интерес со стороны руководства и исследовательских групп КВЗ к столь перспективной технологии.

Однако с самого начала исследований стало очевидно, что ввиду чрезвычайно сложного устройства как самого механизма, так и его отдельных составных частей, реверс-инжениринг уровневого компаса представляется весьма нетривиальной задачей. К тому же необходимо было учитывать риск повреждения хрупких деталей в случае неосторожности при проведении манипуляций. Не смотря на длительное обсуждение, члены главной научной группы так и не пришли к единому мнению относительно безопасности и целесообразности разборки прибора. Было принято решение отложить любые эксперименты, подразумевающие вскрытие корпуса, до момента, когда будут исчерпаны все доступные методы изучения, не требующие прямого вмешательства в работу компаса.
Куратором исследовательской группы был назначен доктор Андрей Тиботель, руководитель научного отдела КВЗ и ведущий специалист в области физики. После определения окончательного состава команды, был согласован и утвержден предварительный план работ, включавший в себя как описание предстоящих экспериментов, так и некоторые первоначальные гипотезы относительно основных принципов работы устройства, которые были выдвинуты в процессе эксплуатации на основании определенных наблюдений. Все запланированные эксперименты были условно разделены на две основные группы: те, что призваны подтвердить или опровергнуть так назваемую “магнитную гипотезу” (ответственный: PhD К. Фейгельман, до попадания в Закулисье работал в лаборатории физики высоких плотностей энергии на базе ИТЭФ), и те, что направлены на проверку “радиационной гипотезы” (ответственный: PhD Р. Вэнс, специалист в области квантовой теории поля, до попадания в Закулисье являлся сотрудником департамента теоретической физики Q-Lab Foundation).

Магнитная гипотеза, предложенная доктором Фейгельманом, основывается на результатах исследования динамики естественных электромагнитных полей Закулисья, опубликованных им в 2022 году. В ходе тех экспериментов проводились измерения характерных значений ряда величин (в том числе напряженности магнитного поля) в различных точках уровня 0. Местом проведения работ был выбран достаточно хорошо изученный и относительно стабильный регион уровня, известный как предел Рита, который, однако, не пользуется большой популярностью у курьеров и простых странников, ввиду существенной удаленности от текущих активных магистралей. Согласно записям в журналах службы картографии, обнаружение предела произошло сравнительно недавно. После внезапной серии обширных уровневых перестроек, прокатившейся по многим областям основного кластера в декабре 2019-го года, проход MEG-GV2 (между уровнями 0 и 1), ранее широко используемый отрядами Б.И.Г. и Н.Т.О.З, значительно сместился в южном (по уровню 1) направлении, утратив таким образом былую логистическую значимость. При этом, проход полностью сохранил высокий уровень стабильности и устойчивости, открыв тем самым безопасный доступ к пределу, что в свою очередь позволило группе исследователей-энтузиастов осуществить подробное картографирование региона.

В ходе проведения измерений и последующего анализа был собран внушительный объем данных, имеющих исключительно высокую научную ценность. При приближении к проходу со стороны сектора 18-Bravo (уровень 1), отмечалось быстрое нарастание напряженности магнитного поля. Пиковое значение было зафиксировано в комнате, где непосредственно располагается проход, представляющий собой широкий пролом в потолке вдоль дальней стены (уточнить распределение поля внутри комнаты не удалось из-за погрешностей, вызванных большим количеством металлосодержащего мусора, что накопился у прохода за время его активной эксплуатации членами Б.И.Г.). Идея основной части эксперимента (на уровне 0) заключалась в динамическом измерении параметров поля каждые 10-20 метров пути по мере удаления от входа на уровень (с последующим возвращением). При этом в каждом новом заходе команда использовала разные методы и алгоритмы поиска пути, делалось это для того, чтобы определить схему отдаления, дающую наибольший темп ослабления магнитного поля. В процессе анализа результатов было выявлено, что таковым является стандартный метод инверсной навигации (базовый навигационный алгоритм, в основе которого лежит идея о том, что для того, чтобы повысить шанс случайного обнаружения выхода с уровня, необходимо выстраивать маршрут так, чтобы максимально быстро отдаляться от входа (в смысле кратчайшего расстояния в пространстве) не допуская при этом “хождения по кругу”, осуществляется это при помощи особых техник запоминания пути и поиска закономерностей в построении уровня, так называемых «ключевых комнат»). Несмотря на то, что инверсная навигация уже долгие годы повсеместно используется в Закулисье, реальная эффективность метода так и не была окончательно доказана. Более того, некоторые исследователи отвергают даже саму основополагающую идею алгоритма, называя её «поиском связей там, где их нет», и утверждая, что не существует весомых оснований полагать, что строению уровней (пригодных для использования И. Н.) присущи хоть какие-то четкие закономерности. Здесь стоит пояснить следующее: со временем у науки Закулисья неизбежно сформировалась характерная особенность в виде дефицита и крайне низкой степени достоверности получаемых данных, значительная часть которых представляет собой размытые и часто противоречащие друг другу описания определенных явлений, полученные от случайных очевидцев. В таких условия приходится регулярно отходить от классического научного метода, ведь если исследователь сознательно будет опираться только на проверенные факты, игнорируя все остальное, то вскоре обнаружит, что имеющейся информации решительно недостаточно для того, чтобы сделать какие-либо выводы. Вопрос эффективности инверсной навигации является типичным примером проявления данной проблемы, поскольку большинство предположений о существовании всевозможных паттернов в построении уровней основывается на накопленном за десятки лет опыте множества странников, что очевидно ставит перед учеными неразрешимую задачу по отделению теорий и фактов от домыслов и суеверий. Однако в случае с экспериментом доктора Фейгельмана, тот факт, что использование инверсной навигации позволяет максимизировать среднюю скорость уменьшения напряженности поля недвусмысленно говорит о том, что основным параметром, определяющим эту скорость, является именно расстояние от входа (которое в соответствии с принципами И. Н. коррелирует с числом развилок, пройденных в течение пути). Таким образом исследователями была выдвинута гипотеза о том, что границы между уровнями не нарушают непрерывности магнитного поля, которое, исходя из этого, является принципиально глобальным, то есть изучение его распределения приобретает смысл лишь при рассмотрении единого поля для всего Закулисья. При детальном анализе становится понятно, что многие уровни представляют собой не что иное как импровизированные магнитные цепи, распределение поля в которых определяется исходя из закона Кирхгоффа о сохранении суммарного магнитного потока. Это предположение хорошо объясняет значительное увеличение напряженности поля вблизи переходов между уровнями: немногочисленные стыки огромных, почти изолированных друг от друга областей оказываются своего рода «бутылочными горлышками», узкими каналами, через которые значительная часть магнитного потока с одного уровня непрерывно перетекает на другой, распределяясь (и соответственно ослабляясь) впоследствии по многочисленным ответвлениям. Подобные выводы касательно структуры магнитных полей не могут не натолкнуть на мысль о том, что уровневый компас по сути и является классическим (хоть и модифицированным) магнитным компасом, и указывает туда, куда направлены силовые линии магнитного поля, то есть в сторону выхода. Однако не смотря на простоту и элегантность, данная теория очевидно нуждается в определенных дополнениях, так как не в состоянии объяснить некоторые факты. Например, было отмечено, что чаще всего уровневый компас корректно работает именно на уровнях кластера А, что гипотетически может объясняться теорией доктора В. Кудрина о магнитных свойствах внешнего межуровневого пространства (или как его называют ученые Б.И.Г., голубого канала). В частности, в одном из положений данной теории утверждается, что уровни кластера А отличаются от большинства обычных уровней тем, что находятся в так называемой «диамагнитной яме» внешнего пространства, то есть в области, где по определенным причинам диамагнитные свойства «вещества» значительно преобладают над парамагнитными. Таким образом внешнее пространство А-уровней как бы выталкивает из себя магнитное поле, формируя внутри коридоров некое подобие магнитопроводящей среды (что существенно увеличивает характерную глубину проникновения поля внутрь уровня, и тем самым расширяет область, в которой возможно эффективное использование компаса). Помимо данной проблемы, на текущий момент не поддается объяснению и тот факт, что уровневым компасом игнорируются любые топологические дефекты поля (всевозможные замкнутые циклы, сохраняющие поток), которые наверняка запутали бы странника с обычным компасом. Существование подобных замкнутых контуров, согласно работе Кудрина, свидетельствует о том, что в межуровневом пространстве постоянно текут мощные обьемные электрические токи, которые и генерируют вихревое поле, оказывающееся запертым внутри кольцеобразного коридора-магнитопровода. Источник данных токов пока неизвестен. Также до сих пор остается неясной сама природа частиц, выполняющих роль переносчиков заряда в таком токе. В связи с этим, доктором Фейгельманом был составлен список дополнительных экспериментов уже непосредственно с использованием компаса. Исследователи надеются найти ответы на интересующие их вопросы и сделать определенные выводы касательно достоверности и применимости «магнитной гипотезы».

Как уже упоминалось ранее, иные соображения относительно природы необычных свойств уровневого компаса были высказаны представителями исследовательской группы доктора Вэнса, один из которых выступил с докладом на ежемесячном внутреннем семинаре научного отдела 29 марта 2023 года. Обычно такие встречи проводятся в формате живой дискуссии и соответственно не имеют какой-либо заранее обозначенной тематики, однако упомянутый мартовский семинар был примечателен тем, что большинство докладчиков на нем в своих выступлениях так или иначе касались одной конкретной проблемы. Речь идет о широко обсуждаемых инцидентах 11-14 марта и связанных с ними исследованиях. Ниже в ознакомительных целях представлена подробная хронология тех событий, составленная на основе официальных отчетов. 11 марта один из сотрудников курьерской службы выполнял плановый переход по магистрали D уровня А-10. Согласно протоколу допроса, примерно в середине второго дня пути его персональная КАС система (навигационное устройство, отслеживающее положение курсовых радиомаяков, расставленных в различных точках некоторых относительно стабильных уровней. С помощью особого алгоритма когитатор рассчитывает приблизительные координаты странника в глобальном базисе уровня) засекла впереди слабый узкополосный сигнал, источник которого не удалось идентифицировать в общей сети. Дойдя до обозначенной области, в одном из переулков курьер обнаружил объект, напоминающий мраморную человеческую руку, отколовшуюся от какой-то скульптуры в районе плечевого сустава. Внеся в систему данные о маяке, найденном неподалеку от руки (который, как оказалось, вообще не имел никаких маркировок, указывающих на принадлежность к сетям какой-либо из известных организаций), он продолжил путь, и по прибытии на базу КВЗ доложил о своей находке. Уже на следующий день команда исследователей, достигнув обозначенной точки, приступила к осмотру и первичному изучению объекта. В связи с тем, что массогабаритные характеристики «руки» не позволяли организовать её безопасную транспортировку без специальных технических средств, было решено провести некоторые эксперименты прямо на месте обнаружения (подробно задокументировано в отчете <статья про глину>). Практически сразу было отмечено несколько необычных свойств объекта, в частности внимание ученых привлекло то, что его поверхность казалась теплой наощупь, несмотря на отсутствие видимых источников нагрева. Также интерес вызвало наблюдение стойкого, резко негативного влияния артефакта (нагрев, помехи, самопроизвольное выключение) на некоторые электронные приборы (например на цифровую камеру), возникающего при приближении к нему, при том, что измерения микроволнового фона и интенсивности различных компонент ионизирующего излучения, показали лишь только наличие слабых, едва регистрируемых гамма лучей, исходящих от «руки». В течении двух дней члены команды продолжали исследования артефакта, обсуждая при этом возможные способы его дальнейшей транспортировки. 14 марта группа выдвигается в сторону базы (осуществляя навигацию с помощью уровневого компаса) с намерением забрать оттуда оборудование, необходимое для перемещения столь тяжелого и хрупкого объекта на большое расстояние. На месте проведения работ решено было оставить одного из участников экспедиции в качестве охранника.

Изложенные далее сведения являются временно засекреченными и не предназначены для публикации до официального распоряжения руководства Научного отдела. Просьба придерживаться «официальных» версий относительно случившегося 14 марта в любых публичных выступлениях.

Приблизительно через 6 часов после ухода основной команды охранник внезапно услышал шум, исходящий со стороны переулка, в котором располагался объект (из соображений безопасности ему было рекомендовано не находиться вблизи артефакта в течении длительного времени). Выйдя из-за угла дома он увидел следующую картину: рядом с «рукой» находился неизвестный необычно выглядящий человек, который по всей видимости пытался просверлить в ней отверстие с помощью портативной электрической дрели. Со слов охранника нарушитель был одет в герметичный защитный костюм черного цвета с большим количеством различных встроенных устройств, шлангов и индикаторов, поверх которого был накинут длинный плащ того же оттенка, напоминающий плотный дождевик. Голова была защищена гермошлемом и покрыта широким темно-серым капюшоном с двумя флуорисцирующими полосками, лицо неизвестного полностью скрывалось за черной карбоновой маской в виде черепа, от которой отходило несколько толстых трубок, что может указывать на то, что для дыхания человек использовал некое подобие ребризера замкнутого цикла. Как только охранник окликнул незнакомца, тот моментально оторвался от работы, без предупреждения выхватил из кобуры пистолет и произвел серию выстрелов в его сторону. Оперативно среагировав на угрозу и отпрыгнув за угол, сотрудник открыл ответный огонь. В результате непродолжительной перестрелки нападавший, который получил как минимум одно ранение, был вынужден отступить. Однако, перед тем как скрыться в одном из переходов, он судя по всему незаметно выбросил назад ручную гранату, взрыв которой сильно оглушил бросившегося в погоню охранника (осколочных ранений посчастливилось избежать). Придя в себя через несколько минут, сотрудник обнаружил, что в результате взрыва «рука» была раздроблена на множество мелких кусочков, которые рассыпались по всему полу. Также под одним из крупных обломков он заметил небольшого размера предмет, по форме напоминающий тонкий изогнутый стержень. Особенно привлекало внимание то, что воздух вокруг россыпи осколков казался наэлектризованным и искрящимся, а сам стержень был плотно окутан мягким голубоватым свечением. Почувствовав резкий запах озоновой свежести и ощутив проникающее тепло, расходящееся по всему телу, исследователь довольно быстро догадался, в чем дело. Даже не поднимаясь до конца на ноги в ужасе бросился он к светящемуся предмету и резким движением руки отбросил в сторону накрывающий его обломок. Мощная волна жара обожгла кисть и предплечье, онемели пальцы, однако уже через пару секунд свечение полностью прекратилось. Пространство тут же заполнилось густым плотным туманом, а образующиеся капли конденсата громко зашипели, попадая на раскаленный добела стержень и обугленные обломки вокруг него. С трудом оправляясь, оценивая окружающую обстановку и ощущая нарастающее покалывание в пострадавшей руке, сотрудник начал осознавать всю тяжесть своего положения. Уже через минуту он связался по рации с основной группой (которая в тот момент двигалась обратно к месту проведения исследований) и доложил о произошедшем, предупредив о возникновении серьезной радиационной угрозы. Также сотрудник добавил, что ему необходима срочная медицинская помощь, так как он предполагает, что получил большую дозу облучения. Прибыв на место, исследователи немедленно начали сбор оборудования и подготовку пострадавшего к эвакуации, следуя протоколу действий при чрезвычайных ситуациях. В связи с подтверждением наличия экстремально высокого радиационного фона, было решено прекратить любые работы на территории, подвергшейся заражению. Облученный сотрудник был оперативно доставлен на базу и передан медикам. При поступлении пациент чувствовал себя относительно нормально и передвигался самостоятельно, что позволило ему достаточно подробно описать произошедшие с ним события, однако уже через час у него стали проявляться первые признаки острой лучевой болезни. Участилось сердцебиение, поднялась температура, пациент почувствовал нарастание общей слабости. Еще через час началась сильная лихорадка, сопровождающаяся острой головной болью, ломотой в костях и амплитудным тремором конечностей. На пострадавшей руке появились признаки лучевого ожога: гиперемия кожи, волдыри, отслоение эпидермиса. Стали выпадать волосы и зубы. Здесь необходимо иметь в виду, что по причине очевидной недоступности высокотехнологичного медицинского оборудования и острого дефицита необходимых лекарственных препаратов в Закулисье, лечебные «учреждения» на опорных базах различных крупных группировок обычно больше напоминают военные госпиталя времен второй мировой, нежели современные больницы. В таких условиях врачи зачастую ничем не могут помочь тяжелым пациентам. К вечеру, не смотря на поддержание электролитного баланса и попытки провести гемодиализ, состояние больного резко ухудшилось: по всей поверхности тела распространился выраженный отек, кожа покраснела и покрылась гематомами, лицо стало раздуваться, приобретая синюшный оттенок, началась неукротимая кровавая рвота. С целью не допустить возникновения дыхательной недостаточности из-за опухания тканей гортани и обструкции верхних дыхательных путей, пациенту была установлена самодельная трахеостома, оперативно сделанная из подручных средств доктором Тиботелем. Покомпонентное разделение крови показало полное отсутствие в ней лимфоцитов, что означало тотальную необратимую потерю иммунитета и соответственно неизбежное развитие сепсиса (в Закулисье предостаточно всевозможных опасных инфекций). На фоне сильного жара и тяжелого токсического шока стали проявляться признаки угнетения центральной нервной системы: судороги, спутанность сознания, бред и т.д. В течении ночи врачи делали все, что было в их силах: очищали дыхательные пути от мокроты и рвотных масс, имевшимися в наличии препаратами пытались сбить температуру и уменьшить отек, переливали внутривенно раствор миндальной воды (которая является неплохим заменителем плазмы крови). Для облегчения страданий, приходилось постоянно вводить пациенту большие дозы опиоидных анальгетиков (К сожалению, в отличии от многих жизненно необходимых лекарств, наркотики в Закулисье широко распространены и производятся повсеместно. Предприимчивые люди понимают, что товары, вызывающие у людей стойкое привыкание, будут пользоваться большим спросом независимо от внешней обстановки, а в условиях маргинализации общества и полного отсутствия какого-либо надзора, торговля запрещенными веществами неизбежно начинает процветать. К примеру, ни для кого уже не секрет, что львиная доля рынка психотропов в Закулисье фактически находится «под крылом» у руководства Б.И.Г. Политика КВЗ по этому вопросу остается неизменной: распространение наркотиков внутри организации в немедицинских целях строго запрещено, а их употребление решительно осуждается). Сотрудники отчаянно пытались раздобыть нужные количества антибиотиков, а вызвавшиеся добровольцы даже приступили к организации рейда на близлежащий аванпост Н.Т.О.З. в надежде найти там хоть какие-то запасы лекарств. Не смотря на все усилия, к утру больной впал в кому, началось страшное необратимое разрушение организма. Из-за сильнейшего воспаления, в тканях стал повсеместно распространяться некроз. По воспоминаниям одного из работавших тогда хирургов, этот случай был однозначно самым жутким и самым психологически тяжелым испытанием за всю его практику. Он рассказал, что видел как двое медсестер, рыдая, выбежали из операционной, будучи не в состоянии созерцать мучительную агонию умирающего. К концу второго дня все тело пострадавшего покрылось ужасными некротическими язвами, кожа начала буквально отслаиваться, лопаться и сползать толстыми лоскутами, обнажая сочащиеся гноем абсцессы. Даже установка многочисленных трубок-дренажей не помогала отводить жидкость. Пациента безостановочно рвало густой черной смесью из крови и некротизированных кусков внутренних органов, конечности были тотально поражены гангреной, в некоторых местах полужидкие некротические массы полностью расползались, обнажая оплавленную кость, отовсюду вытекал пузырящийся гной, кровь почернела и расслоилась, превратившись в суспензию из конгломератов слипшихся мертвых эритроцитов, плавающих в прозрачной плазме. По всему блоку распространился невыносимый запах гниющей распадающейся плоти, врачам приходилась работать в защитной спецодежде и противогазах, соблюдая при этом предельную осторожность, дабы не допустить попадания токсичных метаболитов на кожу. В районе трех часов ночи из-за прогрессирующего отека мозга, была проведена декомпрессионная трепанация черепа, которая, казалось, снизила внутричерепное давление, но вскоре после этого пациент скончался, причем точное время смерти не было установлено так как начиная с какого-то момента, ни у кого из персонала уже не хватало смелости заглянуть в комнату с разлагающимся заживо человеком. Более того, спустя сутки у многих оперировавших тогда врачей появились лучевые ожоги кистей рук и пальцев, что говорит о проявлении эффекта наведенной радиоактивности и наличии высокой концентрации смертельно опасных радионуклидов в тканях больного. Операционную было решено герметично запечатать, а пол и все её содержимое, включая останки, залить бетоном из-за риска распространения радиационного заражения по территории комплекса при попытке транспортировки тела к месту захоронения. Весь научно-исследовательский блок был закрыт на карантин для проведения дезактивации и санитарной обработки помещений.

Расследованием инцидента занялся лично доктор Тиботель. Настоятельно рекомендуя всем причастным хранить молчание (распространение информации о случившемся за пределы научного отдела привело бы к нежелательным последствиям в виде проверок со стороны начальства), 19 марта он организовал повторную экспедицию к месту происшествия. Оперативно работая в условиях повышенного радиационного фона, исследователи собрали несколько образцов материала, из которого ранее состояла «рука», однако самого стержня, описанного погибшим сотрудником, на месте обнаружено не было. В конце концов, после анализа всех имеющийся данных, доктор Тиботель совместно с доктором Вэнсом составили подробный отчет, в котором изложили свою версию относительно причин трагедии (при этом так и не удалось окончательно выяснить ни происхождение загадочной каменной «руки» с радиоактивным стержнем внутри, ни её назначение). По их предположению, имел место так называемый инцидент с критичностью, аналогичный двум небезызвестным случаям, произошедшим в 1945 и 1946 годах в лаборатории Лос-Аламос, штат Нью-Мексико (тогда в результате грубейших нарушений техники безопасности при проведении рискованного эксперимента с плутониевой сферой, прозванного учеными «дерганьем за хвост спящего дракона», смертельно облучились два молодых физика: Гарри Даглян и Луи Злотин). Обьяснение было предложено следующее: стержень, являвшийся источником радиации, был сделан из какого-то неизвестного, но крайне высокоактивного изотопа, такого, что сравнительно небольшой массы образца оказалось достаточно, чтобы он находился в состоянии, очень близком к критическому. (При достижении определенной массы, называемой критической, в образце радиоактивного материала начинается самоподдерживающаяся цепная реакция деления ядер: сталкиваясь с нестабильным ядром, быстрый нейтрон провоцирует его распад, в результате которого, помимо прочего, испускается гамма квант, а также образуется сразу несколько новых быстрых нейтронов, которые аналогично сталкиваются с другими ядрами, поддерживая тем самым цепную реакцию. И если активных ядер в некотором небольшом объеме окажется достаточно много для того, чтобы каждое следующее “поколение” нейтронов провоцировало большее количество распадов, чем предыдущее, реакция начнет быстро разгоняться, вызывая при этом стремительный нагрев образца, многократное усиление радиоактивности и интенсивное испускание быстрых нейтронов.) Необходимо пояснить следующее: достичь состояния критичности, то есть начала самопроизвольного разгона реакции, можно не только наращивая массу активного объекта, но и обеспечив каким-либо образом возврат части вылетевших наружу нейтронов обратно в образец. Для этого используются особые кристаллические структуры, называемые отражателями нейтронов, и судя по всему, порода, образцы которой были собраны учеными, включает в себя подобное вещество (попытки проведения химического анализа предпринимаются в настоящее время). Таким образом, можно сделать вывод, что, находясь внутри “руки”, высокорадиоактивный стержень уже долгое время пребывал в надкритическом состоянии, так как практически все испускаемые им нейтроны либо отражались и возвращались обратно, либо замедлялись толстым слоем слабопроницаемого вещества. Об этом также свидетельствуют зафиксированные ранее факты нагрева поверхности «руки» и наличия гамма излучения (рассеиваясь на атоме отражателя, нейтрон в одном из неупругих каналов поглощается его ядром, которое в результате реакции меняет изотоп, становясь нестабильным, а также излучает гамма квант). Далее, при разрушении артефакта, по стечению обстоятельств, стержень оказался накрыт массивным куском все того-же отражателя, и даже этого, по всей видимости, было достаточно для поддержания состояния критичности. Однако теперь уже ничто не экранировало мощнейший поток нейтронного излучения. Именно он и вызвал тот «ореол мягкого голубого света», являвшегося по сути Черенковским излучением (явления быстрого торможения массивной частицы, движущейся со скоростью выше скорости света для данной среды (не путать со скоростью света в вакууме!!!), энергия при этом высвечивается в видимом диапазоне). Также, испускаемые нейтроны и гамма кванты рассеивались на молекулах кислорода, разрушая их и выбивая связанные электроны с внешних орбиталей атомов, что провоцировало так называемые «лавины вторичных электронов», приводя тем самым к ионизации воздуха (отсюда стойкий запах озона). Как только обломок-отражатель был сброшен, стержень мгновенно вышел из состояния надкритичности, цепная реакция деления затухла, а интенсивное испускание частиц прекратилось, однако к тому моменту было уже поздно, так как еще до прихода в сознание, сотрудник уже успел получить смертельную дозу облучения.

Перейдем теперь непосредственно к тому, каким образом расследование данного инцидента позволило выдвинуть гипотезу относительно принципов работы уровневого компаса. Как было сказано выше, участники первой экспедиции использовали данный прибор для навигации при возвращении на базу. Более того, некоторые записи исследователей указывают на то, что компас, помимо прочего, использовался при проведении одного из экспериментов, а именно при изучении влияния «руки» на различные электронные устройства. Тогда было зафиксировано отсутствие каких-либо изменений в положении стрелки даже на небольшом расстоянии от объекта. Однако затем, уже после происшествия, доктор Вэнс в процессе исследования собранных образцов материала «руки» решил воспроизвести данный эксперимент и неожиданно обнаружил, что компас, при приближении к осколкам, начинает вести себя весьма странно: стрелка то стояла на месте, то резко перескакивала из одного положения в другое. Увидев это, он начал повторный анализ спектра ионизирующего излучения, исходящего от образцов, и заметил, что теперь, в отличии от первых измерений, проведенных до инцидента, вместо гамма лучей наблюдалось активное испускание материалом бета-частиц (быстрых электронов), что хорошо объяснялось эффектом наведенной радиоактивности (при радиационном захвате нейтрона атомным ядром, последнее переходит в нестабильное состояние и через некоторое время неизбежно претерпевает бета-распад, испуская при этом электрон и электронное антинейтрино). Данные наблюдения натолкнули ученого на мысль, о том, что потоки высокоэнергичных частиц могут являться тем самым ориентиром для компаса, который и позволяет ему «находить» нужное направление. Проанализировав имеющиеся данные и проведя серию дополнительных опытов, доктор Вэнс, совместно с членами своей научной группы, подготовил доклад об основных положениях выдвинутой им «радиационной гипотезы», который, как уже упоминалось, был представлен его коллегами на мартовском семинаре. Ниже изложен ряд ключевых идей и рассуждений, на которых базируется теория. До попадания в Закулисье, доктор Вэнс, помимо прочего, занимался изучением такого явления, как космические лучи. Данным термином обозначается характерный для межзвездный среды глобальный рациационный фон из ультрарелятивистских (летящих с околосветовой скоростью) тяжелых заряженных частиц (в основном это протоны, альфа частицы, и некоторые массивные ядра (вплоть до железа)). Различные экстремальные астрофизические события, например вспышки сверхновых, слияния нейтронных звезд в компактных двойных системах и т. д., часто порождают мощные ударные волны, расходящиеся в межзвездном веществе подобно кругам на воде. Проходя через плотные газовые облака (преимущественно состоящие из водорода), такие возмущения оказывают сильное влияние на их структуру, в частности, существенную роль играет эффект ускорения Ферми, в результате проявления которого, частицы газа постепенно разгоняются до огромных скоростей, как бы втягиваясь в магнитные неоднородности, порожденные фронтом ударной волны. Таким образом, космическое пространство оказывается всюду пронизано крупномасштабными потоками высокоэнергичных частиц. Магнитное поле Земли не в состоянии задержать такое экстремальное излучение, поэтому космические лучи обычно беспрепятственно минуют околоземное пространство. При попадании в верхние слои атмосферы, условный релятивистский протон, врезаясь к примеру в атом азота, ионизует его, а сам при этом распадается, причем реакция идет сразу по большому числу каналов (вследствие огромной энергии). Далее, всевозможные продукты распада первичного протона, которые все еще имеют чудовищную скорость, аналогичным образом сталкиваются с атомами воздуха, что порождает сложные лавинообразные каскады из множества поколений вторичных частиц (причем самых разных: от мюонов до нейтрино). В итоге на поверхность земли «обрушивается» громадная волна высокоэнергичной радиации, в спектре которой представлен целый зоопарк различных экзотических частиц. При этом, так как методы современной КТП позволяют с высочайшей точностью рассчитывать как матричные элементы реакций распада, так и кинематику взаимодействующих частиц, становится возможным определить многие физические характеристики изначальной частицы, изучая лишь спектр дошедшего до земли вторичного излучения. В частности, в большинстве случаев удается довольно точно определить направление, с которого прилетела первичная частица. Поэтому, вполне естественно, что доктор Вэнс, будучи экспертом в области физики частиц, попытался оценить, применима ли такая модель для описания фоновых радиационных процессов в Закулисье. Воспользовавшись результатами работ Кудрина и Фейгельмана, он предположил, что межуровневое пространство, аналогично космосу, заполнено высокоэнергичными заряженными частицами (их упорядоченные потоки в частности могут быть генераторами наблюдаемых магнитных полей), которые в местах «стыка» различных уровней проникают (вероятно из-за истончения внешней границы, в данных областях существенно повышается вероятность подбарьерного туннелирования) во внутреннее пространство Закулисья и, соответственно, рассеиваясь на атомах уровня (стены им не помеха, такие частицы обладают высокой проникающей способностью), порождают обширные ливни вторичных частиц, которые распространяются дальше по сети коридоров. Компас же, согласно теории, представляет собой некий модифицированный сверхчувствительный сцинтиллятор, то есть он улавливает определенные вторичные частицы (исходя из описанных ранее наблюдений, предполагается, что такими частицами могут являться нейтрино (компас реагировал исключительно на процессы, в которых они так или иначе образуются, к тому же нейтрино практически не взаимодействуют с веществом, что позволяет им беспрепятственно проникать вглубь уровней)), и анализируя симметрии распределения направлений их прилета, рассчитывает приблизительные схемы распада и треки этих частиц. Таким образом, компас определяет путь к источнику излучения, то есть к выходу с уровня. Также, исходя из данной гипотезы, можно предположить, что для работы сцинтиллятора необходимо поддержание глубокого вакуума во внутренней полости прибора, что может объяснить его крайнюю чувствительность к любым попыткам нарушения целостности корпуса.

В настоящий момент ученые склоняются к тому, что ни одна из этих теорий все же не способна в полной мере описать принципы работы компаса. К тому же, из-за невозможности инженерного изучения, его внутреннее устройство остается совершенно неясным. Таким образом, очевидно, что реальные механизмы функционирования уровневого компаса куда сложнее, чем те, что описаны здесь. Как однажды выразился доктор Тиботель: «Обе представленные теории вероятнее всего являются лишь прикосновениями с разных сторон к чему-то большему. К чему-то, что нам еще только предстоит осознать.»

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License